Перевод медицинской документации с/на немецкий

понедельник, 6 февраля 2017 г.

Пример перевода статьи для медицинского сайта, посвященного лечению в Германии



Профессор Маркус – хирург и издатель учебной литературы

Директор клиники и соиздатель учебника по общей и абдоминальной хирургии


Многие из сегодняшних специалистов по общей и абдоминальной хирургии почерпнули часть своих знаний и умений из стандартного издания номер 1 по общей и абдоминальной хирургии для врачей. Один из соиздателей этого первого издания -  медик из немецкого города Эссен – профессор Петер Маркус, директор клиники общей хирургии, абдоминальной хирургии и травматологии в больнице Элизабет. Сейчас эта книга, главный упор в которой делается на общую хирургию, вышла в третьем издании.
Научный труд, состоящий из двух томов, предлагает как для опытных врачей, так и для молодых специалистов общие знания по хирургии: самую последнюю и свежую информацию – от стандартных до новейших методик. Эксперты из области хирургии с многолетней практикой передают свой опыт, дают ясные рекомендации и структурированные инструкции.

«Я горжусь, что эти научные труды в течение вот уже многих лет являются стандартным учебником для обучения и повышения квалификации хирургов. Выход третьего издания доказывает, что мы отвечаем желаниям и требованиям будущих врачей, и этот учебник способен дать им прекрасную поддержку» - с радостью говорит профессор Маркус.

Пример перевода статьи медицинского характера



В клинике «Хуссейнштифт» оперирует новый Да Винчи
Сеть клиник Эссен-Митте купила робота за 1,5 миллиона евро, способного выполнять минимально-инвазивные хирургические вмешательства
Автор: Торстен Шабелон
Его зовут Да Винчи. Кто при этом сразу вспоминает произведения, созданные итальянским гением 15 века с характерной для него большой любовью к деталям, тот и сегодня не ошибается: «Да Винчи» - это новый оперирующий робот в клинике «Хуссейнштифт». Этот аппарат стоимостью 1,5 миллиона евро работает сегодня так же точно, как были точны сохранившиеся наброски и рисунки его знаменитого тезки.
„Он облегчает нам работу и повышает ее качество», - говорит профессор Дарко Крёпфль, главный врач Клиники урологии, детской урологии и урологической онкологии. Крёпфль уже работал в течение пяти лет с предыдущей моделью нового «Да Винчи». С помощью той модели было проведено более 2300 роботизированных операций. В этих минимально-инвазивных вмешательствах пациенту делается лишь небольшой разрез для доступа к оперируемому органу, причем, как правило, работу осуществляет лишь небольшая команда из трех человек: оперирующий хирург, который управляет роботом, заведующий отделением и операционная сестра. Робот – это четвертый участник команды, причем он не работает самостоятельно. Им управляет хирург, задающий конкретные задачи.
Минимально-инвазивное вмешательство дает много преимуществ как врачам так и пациентам: благодаря небольшому размеру операционных ран снижается потеря крови и риск инфицирования. Оперируемый испытывает меньше болевых ощущений, у него будут шрамы меньших размеров, после операции ему не придется долго соблюдать постельный режим для возвращения к обычной жизни. Кроме того, согласно полученным данным, результаты работы роботов оказываются ничуть не хуже, чем результаты открытых операций. Почти во всех областях хирургии они демонстрируют даже несколько более хорошие результаты.
Полученные результаты позволили клинике Хюссенштифт, и тем самым клинике Эссен-Митте приобрести обновленную модель их первого «Да Винчи» за 1,5 миллиона евро. Количество операций растет, в частности, из-за растущего числа опухолей у пожилых пациентов. Кроме того, новый «Да Винчи», являясь самым передовым в мире роботом для операций, всё чаще используется для пациентов детского и подросткового возраста.
Благодаря расширению области применения, «Да Винчи» смогут эффективно использовать и клиники других направлений. «Благодаря эргономике и подвижности робота, возможности вмешательств при заболеваниях органов живота и грудной клетки становятся шире», - говорит профессор Мартин Вальц, директор Клиники хирургии и Центра минимально-инвазивной хирургии. Заведующий отделением Клиники гинекологии и гинекологической онкологии Кристиан Курцедер тоже положительно отзывается о новом роботе: «Мы можем использовать «Да Винчи» при гинекологических заболеваниях, таких как рак матки и шейки матки, при этом не оставляя шрамы на животе".

вторник, 13 декабря 2016 г.

Пример перевода с немецкого на русский: физикальное обследование



Körperlicher Untersuchungsbefund

Pat. in gutem Allgemein- und adipösen Ernährungszustand, 107 Kg bei 171 cm (BMI 36,6 kg/m2). Bauchumfang 118 cm. RR 180/100 mmHg, Puls 63 Schläge/min, regelmässig. Kontrolle: RR 177/106, 180/99 mmHg. Schilddrüse palpatorisch unauffällig, schluckverschieblich. Lymphknoten cervikal, nucheal und supraclavikulär nicht tastbar vergrößert. Herztöne rein und rhythmisch. Bds. vesikuläres Atemgeräusch. Abdomen weich, kein Druckschmerz, keine Resistenzen tastbar, regelrechte Darmgeräusche, Milz und Leber palpatorisch nicht vergrößert. Wirbelsäule ohne Klopf- oder Druckschmerz. Füße warm und trocken, keine tropischen Störungen. Art. Poplitea+/+, Art. Dorsalis pedis +/+, Art. Tibialis post. +/+. Vibration Großzehengrundgelenk rechts 8/8, links 8/8. Keine Ödeme. Keine Hyperpigmentierungen. Kein Hirsutismus. Keine Striae rubrae.
Физикальное обследование

Пациент в хорошем общем состоянии, ожирение, вес 107 кг при росте 171 см (ИМТ 36,6 кг/м2). Окружность живота 118 см. Артериальное давление 180/100 ммртст., пульс 63 ударов/мин., регулярный. Контроль АД: 177/106 ммртст, 180/99 ммртст.
Щитовидная железа пальпаторно без особенностей, смещается при глотании. Шейные, затылочные и надключичные лимфатические узлы пальпаторно не увеличены.
Тоны сердца ясные, ритмичные.
Дыхание везикулярное с обеих сторон.
Живот мягкий, безболезненный при пальпации, патологического сопротивления при пальпации нет, кишечные шумы в норме.
Селезенка и печень пальпаторно не увеличены.
Позвоночник безболезненный при пальпации и перкуссии.
Ноги теплые, сухие. Трофических нарушений нет. Пульсация на подколенной артерии, артерии тыла стопы и задней большеберцовой артерии сохранена с обеих сторон. Вибрационная чувствительность на уровне I плюсне-фалангового сустава справа 8/8, слева 8/8. Отеков нет. Гиперпигментации нет.
Гирсутизма нет. Красных стрий нет.

четверг, 15 сентября 2016 г.

МРТ головного мозга. Перевод с русского на немецкий.

МРТ головного мозга
   На полученных  мрт-изображениях вещества головного мозга, в аксиальной, сагиттальной, коронарной проекциях - выявляются множественные, крупнокалиберные , сливные очаги нарушения интенсивности и структуры мр-сигнала, пара-суправентрикулярной локализации, повышенной интенсивности сигнала на Т2ВИ,FLAIR; изоинтенсивные в Т1ВИ. Также отмечаются очаги повышенного сигнала в субкортикальном веществе гиппокампа с обеих сторон, размером 6x8 мм.  В левой заднелобной области перивентрикулярно кистовидный очаг, размером 7х3 мм. Боковые желудочки симметричные. Третий и боковые желудочки значительно расширены( передние рога на уровне отверстия Монро S-14мм,D-14мм; ширина третьего желудочка 16мм. Вокруг тел, передних и задних рогов боковых желудочков выраженные зоны лейкоариоза.  Четвёртый желудочек обычных размеров и конфигурации.  Мозолистое тело истончено, гипоплазия червя мозжечка. Срединные структуры не смещены. Конвекситальные субарахноидальные пространства больших полушарий мозга и мозжечка расширены, сильвиевы борозды не равномерные, несколько расширены. Гипофиз нормальных размеров, с однородным мр-сигналом. Базальные цистерны дифференцируются, широкие. Миндалины мозжечка выше уровня большого затылочного отверстия. Цереброспинальный переход не изменён. На уровне гиппокампа выраженная атрофия с истончением коры и белого вещества, выраженное расширение височных рогов боковых желудочков и гиппокампальных щелей.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ: Мр-картина сосудистой энцефалопатии на фоне выраженной, смешанной (преимущественно внутренней), неокклюзионной гидроцефали; гипоплазия червя мозжечка, гипоплазия мозолистого тела.

MRT des Gehirns
Auf resultierende MRT-Bilder der Gehirnsubstanz, in axiale, sagittale und koronare Ebenen kommen multiple, großkalibrige, konfluierende Herde der Intensitäts-  und Strukturstörung des MR-Signals zur Darstellung, para-supraventrikulaer lokalisiert, mit Erhöhung der Signalintensität auf Т2, FLAIR; isointens auf Т1. Zusätzlich kommen die Herde der erhöhte Signalintensität im Hippokampus subcortical beiderseits, mit der Groesse 6 x 8 mm.  In postfrontalen Bereich links periventrikulär ein zystischer Herd mit der Groesse 7 х 3 mm. Seitenventrikels symmetrisch. Dritter Ventrikel und Seitenventrikels weitgehend verbreitert (Vorderhorne auf der Ebene der Foramen Monroi S-14 mm, D-14 mm); Breite des dritten Ventrikel beträgt 16 mm. Um den Corpus der Seitenventrikels, sowie um vordere und hintere Horne kommen ausgeprägter Zonen der Leukoariose.  Vierter Ventrikel normal Groß und mit normale Konfiguration. Corpus callosum ausgedünnt, Hypoplasie des Kleinhirnwurmes. Mittellinienstruktur nicht verlagert. Konvexe Subarachnoidalräume der Großhirnhemisphären sowie des Kleinhirns verbreitert, Fissura Sylvii unregelrecht, etwas verbreitert. Hypophyse mit normale Groesse, mit homogenen MR-Signal. Basale Zisternen differenzierbar, breit. Kleinhirnmandel befinden sich höher der Foramen occipitale magnum. Zerebrospilanen Übergang unverändert. Auf der Hippokampus-Ebene sieht man eine ausgeprägte Atrophie mit Ausdünnung der Cortex und Weißsubstanz, ausgeprägter Verbreiterung der Temporalhörner, Seitenventrikels und Fissura Hippocampus.


BEFUND: MR-Anzeichen einer Gefäßenzephalopathie bei ausgeprägter gemischter (intern betonte) nicht okklusive Hydrozephalus; Hypoplasie des Kleinhirnwurmes, Hypoplasie des Corpus callosum.

Medizinische Fachübersetzungen. Russsich-Deutsch. Epikrise, MRT, KT, Krankengeschichte, Histologie





суббота, 10 сентября 2016 г.

Операционный протокол, артроскопия плечевого сустава /перевод с немецкого/

OP-Protokolle
Diagnose: Impingementsyndrom SLAP-II-Läsion, Synovialitis, Labrumaufrauhung, Bursitis subacromialis li. Schulter

Operation: Arthroskopie, Teilsynovektomie, Tenotomie und Tenodese der langen Bizepssehne, Labrumglättung, Bursoskopie, Bursektomie, subakromiale Dekompression li. Schulter
Nach Vorliegen der schriftlichen Einverständniserklärung und Aufklärung über operative sowie konservative Therapieoptionen wird die Operation durchgeführt.
Beachchair Lagerung. Single-shot-Antibiose mit Cefuroxim 1,5 gr i.v. Intubationsnarkose. Steriles Abdecken und Abwaschen in typischer Art und Weise.
Bei der zunächst durchgeführten Narkoseuntersuchung zeigt sich eine Translationsfähigkeit des Humeruskopfes Grad I nach anterior sowie nach posterior. Das Glenohumeralgelenk ist frei beweglich. Nun Markierung der anatomischen Landmarken. Instillation von 20 ml Spülflüssigkeit von dorsal in das Glenohumeralgelenk. Stichinzision am Softspot und Einbringen des Kameratrokars über den dorsalen Standardzugang. Beim diagnostischen Rundgang zeigt sich eine massive Synovialitis im ventralen Kapseldreieck. Die lange Bizepssehne ist tendinotisch verändert und bei SLAP-II-Läsion instabil gelagert. Außerdem findet sich eine Läsion des medialen Pulleyapparates. Die Rotatorenmanschette ist in allen Anteilen (Supraspinatus, Infraspinatus, Teres minor und Subscapularis) intakt und spannt sich adäquat an. Der Knorpelüberzug von Humerus und Glenoid ist altersentsprechend. Das Labrum glenoidale ist ventral aufgeraut. Im Bereich des dorso-kranialen Labrums findet sich die aus der Computertomographie bekannte knöcherne Schuppe, die jedoch fest im Verbund ist. Es findet sich hier die aus der Computertomographie ersichtliche geringfügige Gelenkstufe. Bei jedoch niedriggradiger Instabilitätsproblematik (sowie subjektiv als auch objektiv) wird hier jedoch von einer weiteren Versorgung agesehen. Nun Anlage eines ventralen Standardportals. Eingehen mit dem Shaversystem und Durchführen einer Teilsynovektomie im Bereich des ventralen Kapseldreiecks. Diese führt immer wieder zu ausgedehnten Blutungen, welche eingehend mit der Elektrosonde gestillt werden können. Nun Anlage einer Arbeitskanüle im Rotatorenintervall. Anfrischen des Sulcus bicipitalis mit dem Shaversystem und Einbringen eines 5,5 mm Corkscrew-Ankers aus Titan unter Sicht, dessen Festigkeit sofort durch kräftigen Zug an den Fäden überprüft wird. Anschließend zweimaliges Durchstechen der langen Bizepssehne im Sinne einer Lasso loop Technik. Die Tenodese wird durch Knüpfen der vorgelegten Lasso loops vollendet, nachdem der intraartikuläre Stummel scharf am Bizepsanker abgesetzt wurde. Nun noch Glätten des kranialen Labrums sowie Resektion des überflüssigen Bizepssehnenstummels, so dass keine mechanische Irritation entsteht. Abschließend Spülung, Retraktion aller Arbeitsgeräte und von dorsal aus Eingehen in den Subakromialraum. Es zeigt sich hier eine massiv verwachsene und verquollene Bursa subacromialis. Nun Anlage eines lateralen Portals unter Sicht. Eingehen mit dem Shaversystem und Abtragen der erheblich verwachsenen und vernarbten Bursa, was zu erheblichen Blutungen führt, die dezidiert gestillt werden müssen. Anschließend circumscriptes Einkerben des Ligamentum coracoacromiale. Es zeigt sich nun ein deutlicher, nach kaudal gerichteter anterolateraler Akromionsporn, welcher mit der Walzenfräse abgetragen wird, so dass ein Aktiomiontyp I entsteht. Nun nochmals ausführliche Inspektion der Rotatorenmanschette von extraartikulär aus. Sie zeigt sich in allen Anteilen wasserdicht und spannt sich adäquat konvex an. Es finden sich keine wesentlichen Aufrauhungen. Auch hier ausgiebige Spülung, Retraktion aller Arbeitsgeräte und Einlage einer 10er Redondrainage über das laterale Portal in den Subakromialraum.
Nochmalige Hautdesinfektion. Verschluss der Stichinzision mit Einzelknopfnähten. Anlage eines sterilen Verbandes und Lagerung des Armes in der Gilchristbandage.


Weiteres Procedere:

Fadenzug 10 Tage postoperativ. Lagerung des Armes in der Gilchristbandage in den ersten zwei Wochen postoperativ. In dieser Zeit auch aktiv assistierte Mobilisation, danach Übergang zur aktiven Mobilisation, keine Einschränkung des Bewegungsumfangs im Glenohumeralgelenk. Keine volle Ellenbogenextension, keine Bizepsaktion gegen Widerstand in den esten sechs Wochen postoperativ.

Arztebrief bzw. Befundbericht MRT Sonographie OP-Protokolle übersetzen


Протокол операции
Диагноз:        Импиджмент-синдром SLAP-повреждение (повреждение верхней части суставной губы) II типа, синовит, шероховатая поверхность суставной губы, субакромиальный бурсит левого плечевого сустава
Операция:     Артроскопия, частичная синовэктомия, тенотомия и тенодез длинного сухожилия двуглавой мышцы, выравнивание суставной губы, бурсоскопия, бурсэктомия, субакромиальная декомпрессия левого плечевого сустава

После получения письменного заявление о согласии от пациента и информирования пациента об оперативных, а также консервативных мерах терапии проводится вышеуказанная операция.

Положение пациента полулежа (“шезлонг”). Однократное внутривенное введение антибиотика Цефуроксим 1,5 гр. Интубационный наркоз. Стандартная стерильная обработка и наложение стерильного белья.

При проведении в первую очередь обследования под наркозом обнаруживается способность смещения головки плечевой кости 1 степени вперед и назад.  Плечевой сустав свободноподвижный. Далее, маркировка анатомических ориентиров. Инстилляция 20 мл промывной жидкости в плечевой сустав дорсально. Чрескожный прокол мягкой части, через дорсальный стандартный доступ через трокар устанавливается камера. При диагностическом осмотре обнаруживается массивный синовит в вентральном капсульном треугольнике. Тендинитные изменения длинного сухожилия двуглавой мышцы и нестабильное положение при SLAP-повреждении II типа. Кроме того, обнаруживается медиальное повреждение блока плечевой кости. Вращательная (ротаторная) манжета плечевого сустава во всех четырех группах (надостная, подостная, малая круглая и подлопаточная мышцы) интактная, растягивается адекватно. Хрящевое покрытие плечевой кости и суставной ямки соответствует возрасту. Вентральная поверхность суставной губы плечевого сустава шероховатая. В дорсально-краниальном отделе суставной губы визуализируется ранее обнаруженное во время МРТ-исследования костное чешуйчатое покрытие, которое прочно держится. Здесь также визуализируется обнаруженное ранее на МРТ-снимках незначительное ступенчатое смещение сустава. При незначительной нестабильности (как с субъективной, так и объективной точки зрения) в данном случае требуется принятие дальнейших необходимых мер. Проводится наложение вентрального стандартного портала. Введение шейверной системы, проводится частичная синовэктомия в области вентрального капсульного треугольника, что вызывает постоянные обширные кровотечения. Остановить данные кровотечения удается с помощью электрозонда. Наложение рабочей канюли в ротаторный интервал. Освежение краев борозды двуглавой мышцы с помощью шейверной системы, установка титанового винтового анкера длиной 5,5 мм под визуальным контролем, при котором прочность незамедлительно проверяется натяжением нити. Затем двухкратный прокол длинного сухожилия двуглавой мышцы по принципу лассо. Тенодез завершается прикреплением имеющейся петли лассо после того, как внутрисуставная культя была насажена на анкер бицепса. Выравнивание краниальной части суставной губы, а также резекция лишней части культи сухожилия двуглавой мышцы таким образом, чтобы не возникало механического раздражения. Затем проводится промывание, ретракция всех рабочих устройств и дорсальный вход в субакромиальное пространство. Визуализируется массивно сросшаяся и разбухшая подакромиальная сумка. Наложение латерального портала под визуальным контролем. Введение шейверной системы, удаление значительно сросшейся и зарубцевавшейся сумки, что приводит к кровотечению в значительной степени, остановка которого проводится незамедлительно. Затем производится ограниченное надрезание клювовидно-акромиальная связки. Обнаруживается значительная, каудально направленная антеролатеральная шпора на акромионе, которая удаляется с помощью хирургической цилиндрической фрезы таким образом, что образуется I тип акромиона. Проводится повторная тщательная инспекция вращательной манжеты с внесуставной стороны. Манжета визуализируется во всех отделах герметичной, обнаруживается адекватное конвекситальное растяжение. Cущественная шероховатость поверхности не обнаруживаются. Затем проводится тщательное промывание, ретракция всех рабочих устройств и наложение дренажа Редон 10 через латеральный портал  в субакромиальное пространство.

Повторная дезинфекция кожи. Ушивание раны отдельным узловым швом. Наложение стерильной повязки, иммобилизации руки повязкой Гилкриста.

Дальнейшие рекомендации:

Снятие швов на 10 послеоперационный день. Иммобилизация руки повязкой Гилкриста в первые две послеоперационные недели. В это время также активная вспомогательная мобилизация, затем переход к активной мобилизации, без ограничения движений в плечевом суставе. Не разгибать руку полностью в локтевом суставе, никаких активных действий с помощью двуглавой мышцы (бицепса) против сопротивления в течение первых шести послеоперационных недель.

Перевод врачебных писем, операционных протоколов, исследований с русского на немецкий

понедельник, 29 августа 2016 г.

Эндопротезирование обоих тазобедренных суставов при ювенильном ревматоидном артрите



DIAGNOSEN:
· Juvenile rheumatoide Arthritis mit eingesteiften, durchankylosierten Hüft-gelenken beidseits mit Flexions- und Adduktionskontraktur
· Adipositas per magna
· Osteoporose
·  Knöcherner Pfannenringdefekt rechts dorsal und kranial
·  Osteoporotischer Abriss einer Knochenschale am Trochanter major links
·  Kontrakte Valgusgonarthrose beidseits





OPERATIONEN:

Hüft-Endoprothesenversorgung beidseits
Implantate rechts:
Fa. Zimmer, Trabecular Metal Pfanne 50 mm mit ultrahochvernetztem Polyäthylen ohne Überdachung, Fixation der Pfanne mit 2 x 15 mm und 1 x 20 mm Titanschrauben, Optimys Kurzschaft Größe 3 Lateralversion, Konus 12/14 mm, Keramikkopf 32 mm Kurzhals (Schaft und Kopf der Fa. Mathys)
Implantate links:
Fa. Mathys, Vitamys Pfanne 50 mm, Fixation mit einer auf 20 mm gekürzten Titanschraube HFI Imbuskopf (Synthes-Norm) Keramikkopf 207 mm mittlerer Hals, Optimys Kurzschaft Größe 3 Lateralisationsversion.


Indikation:
Mit ihrer Problematik hat sich die Patientin auch bei Prof. XXX, Universität Regensburg, vorgestellt. Dort wurde von operativen Maßnahmen wegen des hohen Risikos tendenziell abgeraten.
Die Patientin leidet seit dem 15. Lebensjahr unter einer Polyarthritis. Jetzt Körpergewicht 90 kg bei 164 cm. Seit 15 Jahren kann sie sich nur im Rollstuhl fortbewegen. Das Sitzen ist aber erschwert. Die Hände sind rheumatisch stark mutiliert und nicht kraftvoll einzusetzen. Nur wenige Meter im Raum sind möglich mit einer Hilfsperson. Dabei ist das Gangbild mit einem Beckenschwingen und starken Hinken vorführbar. Die Patientin hat Schmerzen in beiden Kniegelenken, welche mit 0/30/50° stark kontrakt sind, in Valgusfehlstellung 15 - 20°. Röntgenologisch hochgradige Arthrose. Beide Hüftgelenke sind wahrscheinlich über Jahre ankylogisch eingesteift, röntgenologisch mit völliger Durchbauung vom Femur bis in das Becken, klinisch in einer Flexion von 30° und Adduktion von 10°, so dass sich die Oberschenkel und Knie stark berühren und die Hygiene der Patientin in den intertriginösen Falten der Leiste gar nicht richtig möglich ist. Auf der Toilette braucht sie Hilfe. Sie kann auch nicht ohne Hilfe vom Stuhl aufstehen. Der Leidensdruck wird sehr hoch geschildert, da die Lebensqualität enorm beeinträchtigt ist. Kinder habe sie nicht. Die Mobilität wird erschwert durch eine stark eingeschränkte HWS-Beweglichkeit mit Ankylose der oberen Halswirbelkörper und unvollständiger Okklusion bei rheumatischer Kiefergelenksarthrose. Früher Berufstätigkeit als Journalistin, jetzt im Haushalt, auf Hilfe angewiesen, lebend. Die Patientin wirkt aber psychisch stabil und optimistisch.
Bei hohem Leidensdruck war unser Konzept der Versorgung, als ersten Schritt die Hüftgelenke beweglich zu bekommen, um die Hygiene der Patientin zu erleichtern, insbesondere auch das Sitzen bequem zu machen, eventuell auch sexuelle Aktivitäten zu ermöglichen. Wenn es gelingt, hier eine gewisse Mobilität der Hüftgelenke zu erzielen, würde dann in zweiter Linie eine achsenkorrigierte Endoprothesenversorgung beider Kniegelenke perspektivisch sinnvoll sein. Erschwert wird die Situation durch die Adipositas. Im Beisein der vereidigten Dolmetscherin Frau Faber wurden die Probleme mit der Patientin geschildert und auf Komplikationen hingewiesen, insbesondere Wundheilungsstörungen, Hüftluxation, Lockerung und Nervenschäden. Allerdings wäre selbst bei einer Girdlestone-Hüftgelenkssituation der Patientin bezüglich der besseren Sitzmöglichkeit schon geholfen. Röntgenologisch zeigte sich ein durchgeknöchertes Acetabulum mit sehr kurzen valgischen Schenkelhälsen und sehr stark prominentem Trochanter minor.
Operative Maßnahmen:
Nach sorgfältiger Hautdesinfektion und sterilem Abdecken wird der Eingriff in Rückenlage durchgeführt.
Zunächst Beginn mit dem rechten Hüftgelenk:
Die 1. Assistenz hat Dr. Müller, die 2. Assistenz Dr. Bergmann. Anterolateraler Zugang und modifizierter Watson-Jones. Darstellung der außerordentlich dünnen Gelenkkapsel mit sehr verplumptem, kurzem und breitem Schenkelhals. Es wird der Trochanter minor identifiziert und die Spitze des Trochanter majors. Unter Röntgenkontrolle wird dann der Schenkelhals durchgesägt. Es ist außerordentlich schwierig, den Femur von dem Becken zu mobilisieren. Es muss der Schenkelhals noch ein wenig nachgesägt werden, um hier überhaupt Platz zu finden. Dann etwas absägen Richtung Acetabulum. Die ehemalige Hüftpfanne ist vollständig mit dem darin liegenden Femurkopf durchgehend verknöchert wie ein zusammenhängender Knochen. Unter Röntgen-kontrolle wird zunächst mit der 38 mm Fräse nach medial, etwa bis zum Erreichen der Lamina interna, durchgefräst, dann mit dem Löffel getastet, dann eine orientierende Tiefenbohrung mit 2 mm und schrittweise bis auf 50 mm aufgefräst und somit eine annähernd natürliche Cavität geschaffen. Dabei ist das Lager überwiegend spongiös mit Zeichen der Inaktivitätsosteoporose. Allerdings bricht das sehr dünne kraniale, osteophytäre Pfannenlager heraus. Auch ist dorsal die knöcherne Überdachung nur spärlich. Dagegen müssen ventrale Osteophyten entfernt werden. Zunächst wird versucht nach Einsetzen der Probepfannen, die Vitamys-Pfanne einzuschlagen. Sie findet aber keinen ausreichenden Pressfitsitz. Deshalb Übergang zur Trabecular Metal Pfanne, die aufgrund der anderen Beschichtung sehr gut am Knochen anhaftet. Zusätzliche Rotations-sicherung mit 3 Schrauben. Nach Röntgenkontrolle und Spülung Einklicken des Polyäthylens. Auf ein Dysplasie-Polyäthylen wird wegen der sehr straffen Verhältnisse und der annähernd anatomischen Pfannenpositionierung verzichtet.
Zuwenden zum Schaft. Im Verhältnis zur Pfanne ist hier die Situation relativ normal. Mäßige Osteoporose. Vorgehen nach faktisch neutraler Antetorsion, eventuell 5° im Verhältnis zur Unterschenkelachse, wobei durch die schlechte Beugefähigkeit des Kniegelenkes die Beinachse nur eingeschränkt zu beurteilen ist. Nach Röntgenkontrolle mit der einliegenden Raspel wird sich dann für die Größe 3 entschieden in lateraler Version. Die vorausgegangene Probereposition mit dem Standardschaft zeigte tendenziell instabile Verhältnisse beim Außenrotieren des Beines. Mit der jetzt eingeschlagenen Originalprothese mit dem Lateralschaft in etwa 5° Antetorsion findet schon der Kurzhalskopf straffe Gelenkverhältnisse. Es wird dann nach sorgfältiger Trocknung des Konus der definitive Keramikkopf aufgedreht und mit 2 kp angeschlagen. Dann Reposition und Bewegungsprüfung. Erst bei maximaler Außenrotation und gestrecktem Bein kommt es zu einer Luxation.
Röntgenkontrolle, Spülung, Einlegen einer kleinen Sulmycin-Platte. Schichtweiser Wund-verschluss. 2 Redon-Drainagen, subfaszial und subcutan. Die 10 cm dicke Fettschicht wird in 2 Schichten genäht. Hautnaht. Spezielles Polyurethan-Silberpflaster.
Zuwendung zum linken Hüftgelenk:
1. Assistenz Dr. Bergmann, 2. Assistenz Dr. D. Müller. Anterolateraler Zugang modifiziert nach Watson-Jones. Darstellung der ausgedünnten Gelenkkapsel und des verplumpten, verkürzten und verbreiterten Schenkelhalses. Die ventrale Gelenkkapsel wird genauso wie uf der rechten Seite entfernt. Die Kapsel ist sehr dünn und es findet sich keinerlei Synovialitis und keinerlei Gelenkerguss, also an beiden Hüftgelenken keine aktiven rheumatischen Zeichen. In Kenntnis der Situation von der rechten Seite wird von vornherein sehr dicht an der Fossa piriformis und relativ dicht an der Oberkante des Trochanter minor der Schenkelhals abgesägt, dann eine zweite Sägung etwas medial. Wieder Zielfräsung mit der 38 mm Fräse. Röntgenkontrolle. Schrittweises Aufraspeln, bis auch hier bei 50 mm eine zirkulär relativ gute Cavität geschaffen wird mit überwiegend spongiösem Lager und sklerotischem Rand. In dieser Phase werden schon eindeutige Osteophyten bzw. Reste vom Femurkopf entfernt. Auch hier war der Femurkopf komplett mit dem Acetabulum ankylosiert. Es wurde versucht, entsprechend dem Röntgenbild, die Pfanne relativ dicht an die Tränenfigur zu platzieren. Dies gelang aber, wie auch auf der rechten Seite, wegen der vorliegenden Anatomie nur annähernd. Wie auf der rechten Seite wird bis zur Lamina interna durchgefräst. Die Dicke wird durch eine Bohrung bestimmt. Sie ist 1 bis 2 mm dick, aber auf der linken Seite komplett erhalten. Rechts ist sie dagegen etwas membranös, so dass rechts eine autologe Spongiosaplastik mit Fräsmehl durchgeführt wurde.
Einbringen der Probepfanne. Wegen der intakteren Cavität von sphärischer Form Einschlagen der Vitamys-Pfanne, welche einen idealen Pressfit-Sitz findet. Zusätzliche Rotationssicherung durch eine 20 mm Schraube. Die von der Firma hergestellte, kurze 24 mm Schraube erschien bei der kleinen Anatomie etwas zu lang zu sein, so dass sie sicherheitshalber auf 20 mm gekürzt wurde. Röntgenkontrolle.
Zuwendung zum Schaft. Hier kommt es sofort beim Auslagern des Beines zum Abreißen der eindeutig osteoporotischen Trochanterspitzen-Corticalis, die wie eine Schuppe sich von der Spongiosa abgelöst hat. Schrittweises Aufraspeln bis die Größe 3 stramm sitzt. Probe-Reposition. Dann Entscheidung für die Originalprothese mit dem lateralen Hals. Sie wird eingeschlagen und findet einen Pressfit-Sitz, allerdings entsprechend der Raspelung in 20° Antetorsion bezogen auf die Unterschenkelachse. Auch hier nur eingeschränkte Beurteilbarkeit durch das eingesteifte Kniegelenk.
Probereposition, wobei der Kopf mittleren Halses sich besser für die Mechanik bei fehlender Luxationstendenz zeigt. Auch bei starkem Außenrotieren keine echte Luxationstendenz erstaunlicherweise, trotz der Anteversion. Auf beiden Seiten im Teleskop-Test etwa 1 – 2 mm Spiel.
Der Original-Keramikkopf wir auf den gut gereinigten und getrockneten Konus aufgedrückt und dann mit 2 kp festgeschlagen. Spülung, Reposition und Bewegungsprüfung.
2 Redon-Drainagen subfaszial und subcutan. Schichtweiser Wundverschluss. Auch hier wird die Fettschicht von 10 cm in zwei Schritten vernäht. Hautnaht. Spezial-Polyurethan-Silberpflaster.

Nachbehandlung:
- Aufgrund der eingeschränkten Stabilität der Sonderpfanne rechts und der abgerissenen Trochanter-Corticalis links, welche allerdings mit PDS-Fäden wieder transossär angenäht wurde, erscheint doch eine sechswöchige Immobilisation im Rollstuhl oder vielleicht im hohen Gehwagen sicherer zu sein. Dabei kann im Liegen das Hüftgelenk bewegt werden. In der Operation war jetzt eine Flexion von 70° möglich bei fast vollständiger Streckung, eine Rotation bei ± 20° und eine Abduktion/Adduktion von 20/0/20°.
- Eine Gewichtsreduktion ist dringend anzuraten.
- Eventuell könnte eine niedrige Dosis von Cortison die rheumatischen Beschwerden verbessern.

Nach einem Intervall von 3 Monaten Stabilisierung der Operationsfolgen könnte über eine Knie-Endoprothesenversorgung beidseits nachgedacht werden.
Aufgrund der präparatorischen Schwierigkeiten war der Eingriff sehr anspruchsvoll und hat auch länger als sonst üblich gedauert, auf jeder Seite Operationsdauer etwa 2 Stunden und 20 Minuten.

жмите, нужно перевести операционный протокол или заключение врача

ДИАГНОЗЫ:
·   Ювенильный ревматоидный артрит с неподвижными вследствие анкилоза обоими тазобедренными суставами со сгибательной и отводящей контрактурой
·   Сильное ожирение
·   Остеопороз
·   С правой стороны костный дефект кольца вертлужной впадины в дорсальной и краниальной части
·   Связанный с остеопорозом разрыв костной оболочки в области левого большого вертела
·   Двухсторонний вальгусный гонартроз с контрактурой суставов
ОПЕРАЦИИ:
Эндопротезирование обоих тазобедренных суставов.
Правый имплантат:
Фирма «Zimmer», вертлужный компонент (чашка) из трабекулярного металла размером 50 мм с ультра-высокосшитым полиэтиленом без перекрытия, фиксация вертлужного компонента титановыми винтами размером 2 х 15 и 1 х 20 мм, короткая протезная ножка Optimus размера 3 с латеральным смещением, конус 12/14 мм, керамическая головка 32 мм, короткая шейка (ножка и головка фирмы «Mathys»).
Левый имплантат:
Фирма «Mathys», вертлужный компонент Vitamys размером 50 мм, фиксация укороченным до 20 мм титановым винтом HFI с шестигранным отверстием в головке (Synthes-Norm), керамическая головка 207 мм, средняя шейка, короткая протезная ножка Optimus размер 3, с латеральным смещением.

Показание:
Пациентка со своей проблемой обращалась также к профессору ХХХ, университет Регенсбурга. Как следствие, там ей не советовали хирургические мероприятия из-за высокого риска.

Пациентка с 15-летнего возраста страдает полиартритом. Сейчас её вес составляет 90 кг при росте 164 см. Последние 15 лет она может передвигаться только в инвалидной коляске. Однако пребывание в положении сидя затруднено. Кисти рук вследствие ревматических изменений сильно деформированы и не могут полноценно использоваться. В кабинете пациентка может пройти лишь несколько метров при поддержке вспомогательного персонала. При этом картина походки характеризуется качательными движениями таза и сильной хромотой. У пациентки отмечаются боли в обоих коленных суставах, в которых при объёме движений 0/30/50° наблюдается выраженная контрактура, вальгусная деформация 15-20°. По данным рентгенологического исследования имеет место артроз высокой степени. Оба тазобедренных сустава, вероятно, на протяжении многих лет неподвижны вследствие анкилоза, по данным рентгенологического исследования с полной перестройкой тканей от бедренных костей до таза, при клиническом исследовании сгибание составляет 30°, а отведение 10°, поэтому бёдра и колени в значительной мере соприкасаются друг с другом, и надлежащая гигиена пациентки в интертригинозных зонах в области паховых складок совсем невозможна. При посещении туалета она нуждается в помощи. Без помощи она не может также встать со стула. Тяжесть страданий пациентки очень весома, поскольку они чрезвычайно снижают качество жизни. Детей нет. Мобильность затруднена в связи с сильно ограниченной подвижностью шейного отдела позвоночника с анкилозом верхних шейных позвонков и неполной окклюзией на фоне ревматического артроза височно-нижнечелюстных суставов. Раньше по профессии была журналисткой, теперь находится дома, нуждаясь в поддержке. Тем не менее, пациентка производит впечатление психически стабильной и оптимистичной.
С учётом значительной тяжести страданий стратегией нашего лечения было обеспечение на первом этапе подвижности тазобедренных суставов, чтобы облегчить проведение гигиенических мероприятий пациентки, в частности, сделать комфортным пребывание в положении сидя, по-возможности, сделать возможной сексуальную активность пациентки. Если удастся добиться определённой мобильности тазобедренных суставов, то во вторую очередь в перспективе было бы целесообразным эндопротезирование обоих коленных суставов с коррекцией оси. Ситуация осложняется ожирением. В присутствии присяжной переводчицы, госпожи Фабер, проблема была обсуждена с пациенткой, проводились разъяснения, было указано на возможные осложнения, как-то: нарушения заживления операционных ран, вывих тазобедренного сустава, ослабление и повреждение нервов. Но даже если бы была ситуация Гирдлстоуна с бедром, то и в этом случае мы смогли бы помочь пациентке по поводу улучшения состояния в положении сидя. По результату рентгенологического исследования определяется оссифицированная вертлужная впадина с очень короткими шейками бедер и очень выступающим малым вертелом.

Операция:
После тщательной дезинфекции кожи и стерильного разграничения операционного поля операция проводится в положении на спине.

Начинаем с правого тазобедренного сустава:
1 ассистент – доктор Мюллер, 2 ассистент д-р Бергманн. Антеролатеральный вход, модифицированный по Уотсону-Джонсу. Высвобождение очень тонкой суставной капсулы с очень деформированной, короткой и широкой шейкой бедра. Идентифицируется малый вертел и кончик большого вертела. Пропил шейки бедра под рентгенологическим контролем. Очень трудно проводить мобилизацию бедренной кости от таза. Необходимо еще немного пропилить шейку бедра, чтобы найти место для мобилизации. Затем отпил в направлении вертлужной впадины. Вертлужная впадина полностью с находящейся в ней головкой бедренной кости полностью оссифицирована – и представляет собою одну связанную кость. Под рентгеновским контролем проводится фрезерование сперва в медиальном направлении 38 мм фрезой, примерно до Lamina interna, затем проводится тестирование ложкой, затем ориентировочное просверливание в глубину на 2 мм и пошаговое фрезерование до 50 мм для создания естественной полости. При этом ткань в основании в основном спонгиозная, с признаками неактивного остеопороза. И очень тонкое краниальное, покрытое остеофитами основание вертлужной впадины выходит наружу. В дорсальной части костное перекрытие также очень тонкое. Должны быть удалены вентральные остеофиты. Сперва пробуем установить пробную чашку Vitamys. Но посадка её недостаточна. Затем берем чашку из трабекулярного металла, которая благодаря специальному покрытию очень хорошо крепится к костям. Дополнительное крепление осуществляем 3 винтами. После рентгенологического контроля и промывки установка полиэтилена. Мы отказываемся от использования диспластического полиэтилена в связи с очень сильным натяжением и почти анатомическим позиционированием чашки.
Переходим к диафизу. По сравнению с вертлужной впадиной ситуация относительно нормальная. Умеренный остеопороз. Манипуляции в положении практически нейтральной антеторсии, 5 градусов по отношению к оси голени, при этом ось ноги очень трудно определить вследствие плохой сгибаемости коленного сустава. После рентгеновского контроля с установленным рашпилем принимается решение взять размер 3 в латеральной версии. При пробном позиционировании со стандартной протезной ножкой имеется тенденция к нестабильности при ротации ноги кнаружи. С установленным сейчас оригинальным протезом с латеральной ножкой, при примерно 5 градусах антеторсии короткая шейка бедра способна осуществить нормальное натяжение сустава. Затем, после тщательной просушки конуса ввинчивается окончательная керамическая головка и забивается под давлением 2 килопаскаля. Затем репозиция и проверка подвижности. Только при максимальной ротации кнаружи и полностью выпрямленной ноге происходит вывих.
Рентгеновский контроль, промывка, наложение губки с сульмицином. Послойное ушивание раны. 2 дренажа Редон – под фасции и под кожу. Стой жира толщиной 10 см сшивается в 2 слоя. Кожный шов. Специальный полиуретановый серебряный пластырь.

Переходим к левому тазобедренному суставу:
1.ассистент д-р Бергманн, 2. ассистент д-р Мюллер. Антеролатеральный вход, модифицированный по Уотсону-Джонсу. Высвобождение очень тонкой суставной капсулы с очень деформированной, короткой и расширенной шейкой бедра. Вентральная суставная капсула удаляется так же, как и с правой стороны. Капсула очень тонка, и на ней нет ни синовита, ни суставного выпота, таким образом, в обоих тазобедренных суставах нет признаков активного ревматизма. Зная ситуация с правым бедром, мы сразу же отпиливаем шейку бедра очень близко к Fossa piriformis и относительно близко к верхнему краю малого вертела, затем второй пропил ближе к медиальной части. Снова целевое фрезерование 38-миллиметровой фрезой. Рентгеновский контроль. Пошаговое рашпилевание до 50 мм для получения хорошей полости со спонгиозным основанием и склерозированным краем. В этой рабочей фазе уже удаляются остеофиты и остатки головки бедра. Здесь также головка бедра была полностью анклиозирована с вертлужной впадиной. Осуществлялась попытка, в соответствии с рентгеновским изображением, вертлужную впадину расположить близко к фигуре «слёзы». Но это, как и на другом бедре, удалось выполнить лишь приблизительно, вследствие имеющейся анатомии. Как и с правой стороны, мы фрезеруем здесь до Lamina interna. Толщина определяется высверленным отверстием. Толщина от 1 до 2 мм, но с левой стороны она полностью сохранена. Справа этот слой  немного мембранного типа, в связи с  чем справа была проведена аутологичная спонгиопластика костной мукой.
Установка пробной чашки. Засчет интактной полости сферической формы мы забиваем чашку Vitamys, которая садится идеально. Дополнительная ротационная защита осуществляется 20-миллиметровым винтом. Сделанный производителем винт на 24 мм не подходит вследствие анатомии, и был укорочен до 20 мм. Рентгеновский контроль.
Переходим к диафизу кости. Уже при укладывании ноги происходит отрыв пораженного остеопорозом кончика кортикального слоя вертела, который как чешуйка отделился от спонгиозной ткани. Пошаговое рашпилевание до тех пор, пока 3 размер не сядет нормально. Пробная репозиция. Принятие решения использовать оригинальный протез с латеральной шейкой. Протез забивается до плотной посадки, но в соответствии с проведенным рашпилеванием на 20 градусов антеторсии к оси голеностопа. Здесь оценка также ограничена вследствие плохо разгибаемого коленного сустава.
Пробная репозиция, при этом головка со средней шейкой лучше подходит для механики при отсутствующей тенденции к вывиху. Даже при сильной ротации кнаружи нет настоящего вывиха, к удивлению, несмотря на антеверсию. С обеих сторон при телескоп-тесте зазор примерно 1-2 мм.
Оригинальная керамическая головка насаживается на промытый и высушенный конус и затем забивается под давлением 2 kp. Промывание, репозиция и контроль подвижности.
2 редон-дренажа под фасции и подкожно. Послойное ушивание раны. Здесь также слой жира толщиной 10 см. ушивается в два этапа. Кожный шов. Специальный полиуретановый серебряный пластырь.

















Долечивание:
- Вследствие ограниченной стабильности особой чашки справа и оторванного кортикального слоя вертела слева, который конечно хотя и был пришит транскостным методом, но мы думаем всё же, что мобилизация на коляске или может быть с помощью высоких ходунков в течение 6 недель – будет лучше. При этом в положении лежа можно двигать тазобедренным суставом. При операции была возможна флексия (сгибание) на 70 градусов при почти полном разгибании, ротация при +/- 20 градусах и отведение/приведение 20/0/20 градусов.
- Рекомендуется срочно снизить вес.
- Низкая доза кортизона может купировать симптоматику, связанную с ревматизмом.

Через 3 месяца после стабилизации результатов операции можно будет подумать о установке эндопротезов обоих коленных суставов.
По причине сложностей с препарированием операция была очень сложна и потребовала больше времени, чем обычно – примерно 2 часа 20 мин. для каждого бедра.

Übersetzungsbüro medicaltranslate